Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
14:26 

Приехавшая из лагеря Маша...

Harmful angel
Жизнь одна, но она того стоит! ©
...говорит:
- Тебе Арсений привет передавал.
- Какой, - спрашиваю - Арсений? Маленький?
- Ага. Он сейчас у меня в отряде. Ничуть не изменился, всё такой же.
Арсений - ребёнок из не самой благополучной и далеко не самой обеспеченной семьи. Был одним из первых, среди записавшихся в наш отряд.
Я как сейчас помню день заезда - это было чуть больше года назад. Тогда мы ещё верили, наивные, что детей в отряде будет немного. Первой была Верочка - балерина с огромными голубыми глазами. Я никогда ещё не видела таких больших глаз такого чистейшего цвета. Это потом оказалось, что за ангельской внешностью у семилетки уже прячется звёздная болезнь, капризный и вздорный характер, но это было потом. Тогда я только ахнула.
А вторым был Арсений. С Верой они однофамильцы, и мы говорили: "Верочка и Сенечка, как брат и сестра!" Арсений был Маугли: лохматый, чумазый, весь какой-то неряшливый. Стоило матери отпустить его руку, как он побежал в траву. Его привезли мать и бабушка, последнюю не помню, а вот мать достаточно колоритная женщина с прокуренным голосом. Первое что она мне сказала:
- Будьте с ним построже!
В нежно любимой мною американской комедии "Нас приняли!" есть эпизод: родители привозят в колледж (который на самом деле не существует, но они об этом не знают) своего великовозрастного сыночка, говорят Бартолби: "Теперь он ваш!", а сыночку говорят: "Веди себя хорошо! Не кусайся!", и убегают. Вот все эти истории с "Вы с ним построже" напоминают мне эту сценку. А какого, собственно, чёрта? Я не нанималась дрессировщицей или надзирательницей на зону, я ехала вожатой в детский лагерь. И если ваш ребёнок абсолютнейший утырок, который понимает только крик, это не ко мне. Построже с ним должны были быть вы.
С другой стороны, у нас был в отряде и другой Сеня. Поначалу он мне очень нравится, но потом начал пугать. Я подозревала, что дома его если не лупили, то ругали постоянно точно. В первые дни он показался нам воспитанным послушным мальчиком, от которого нет проблем, и который всегда готов помочь и согласиться на всё, что ты ему предложишь. Золото, а не ребёнок! Но чем дальше в лес, тем толще партизаны. Сеня мог подойти к нам во время обеда и сказать:
- А Марсель не есть второе!
Он мог подойти во время сончаса:
- А там Арсений кидается носками!
Он мог подойти во время прогулки:
- А Данил ударил Пашу!
И ладно бы Марсель устроил голодовку, а Паша рыдал навзрыд от тяжких ран. Но тот Паша даже не обратил внимание на тычок, и ускакал дальше играть. Но Сене нужно обязательно доложить нам о случившемся.
Когда на полянке после завтрака мы грозно вопрошали: "Кто опять раскидал всю обувь в предбаннике?", Сеня вскакивал на ноги:
- Это не я!
Это его постоянное "Это не я сделал!", когда это и так понятно, наводило меня на мысли о том, что в семье что-то не так. Ну не может нормальный ребёнок из нормальной семьи на любой чих кричать: "Это не я! Я не виноват!"
На любое: "Возражений ни у кого нет?", он торопливо говорил: "Нет, у меня нет". И оглядывался по сторонам.
И постоянно норовил предложить свою помощь, мне казалось, что ещё чуть-чуть, и он предложит мне помочь переставлять ноги. Ей-Богу, если ничего не изменится, то он вырастет в терпилу, подкаблучника, которого будут обдуривать продавцы в магазине, на которого будет орать начальник, а ещё ранее его не будут любить одноклассники. Ибо кто ж любит дятлов.
Так что излишне строгое воспитание - это тоже не есть хорошо.
Но маленький Арсений-Маугли от этого не страдал. Он был нашей общей попоболью. Он лазал везде и всюду, в первый же день нам сделала втык Машка за то, что сняла его с пожарной лестницы. Я звала его обезьяной: он постоянно висел вниз головой. На кровати - он спал на втором этаже, на лестнице, на беседке. Он никого не слушался, он был главной проказой, он постоянно провоцировал всех мальчишек, но как только кто-нибудь отвешивал ему оплеуху, начинал истерить и реветь на весь лагерь. Однажды мне пришлось бежать за врачом, ибо он никак не успокаивался.
При этом Арсений не был злым. Казалось бы, они же малыши, ну какая злость? Однако, Паша свои проказы делал вполне себе не с добрыми намерениями, а однажды, в пылу истерики орал Кате на весь лагерь: "Сука!" Паша - это отдельная песня и сейчас не о нём речь. Но даже в их возрасте есть дети-злючки, а есть Арсений. Шумный, шебутной, хулиганистый, но добрый. Его можно было приструнить фразой: "Я на тебя обиделась". Или ещё лучше: "Маша узнает, что ты наделал/что ты не слушаешься". Машка - старшая вожатая. Арсений был влюблён в неё с тех пор, как она сняла его с пожарной лестницы, и таскал ей оставленные с обеда конфеты. Через нас никогда не передавал - не доверял. Больше всего он боялся, что любовь всего его лета узнает о его проступке, поэтому моментально притихал. Но и огорчать нас он не хотел: тут же подходил, обнимал ноги - выше не доставал, запрокидывал голову и улыбался. У Даньки, кстати, была та же тактика - чёртовы коты из Шрека. Как бы ты ни хотела отлупить поганца, как следует, всего пару минут назад, против этих глаз устоять невозможно.
А ещё Арсений кричао: "Моя Миля!" Почему-то он так коверкал моё имя, и это совсем не раздражало. За меня они дрались с близнецами и Данькой. Ну или просто буравили друг друга взглядом и тихонько, исподтишка щипались. Стоит бедная Миля, облепленная детьми, которые даром что маленькие - Даня, например, обнимал так крепко, что кости трещали. И доставал он выше. В конце концов детям надоедало щипаться, кто-то давал кому-то по голове, кто-то бил в отместку, и начиналась драка, а потом рёв. Причём обоих сторон. И Миля в эпицентре. Караул.
Я помню, как Арсений плакал навзрыд, потому что мальчишки облили его водой, а у него была единственная футболка. Я помню, как он говорио странным сиплым голосом, таким же, как у его матери, только у неё-то он был прокуренным.
На этом коллаже Арсений - смуглый мальчишка по центру.

На самом деле странное чувство - знать, что твои дети не забыли свою первую вожатую. И, наверное, уже не забудут. Поэтому, наверное, и продолжаем мы устраиваться на эту неблагодарную по большей части работу - где-то, в сотне, тысяче километров, живёт человек, который вспоминает тебя с теплом. Одного только этого хватает, чтобы окупить всё нехорошее, что в лагере было.
А Арсений, надеюсь, вырастет хорошим парнем. Во всяком случае пока он такой. Только хулиганистый - мальчишка, как он есть.

@темы: я, лагерное, 21 грамм

URL
Комментарии
2017-07-27 в 15:39 

.YoroshiNoda
Жизнь как в чёрном море белый пароход: двигаешь фигуры или пропускаешь ход. ©
мимимишность какая х) :heart:
хулиганистый - мальчишка, как он есть
как воспитатель и выращиватель (лол xD) Мыша — подтверждаю :D

2017-07-31 в 22:59 

Harmful angel
Жизнь одна, но она того стоит! ©
.YoroshiNoda, ты уж определись, то ли Мышь (Мыш?), то ли по имени-отчеству:laugh:

Мне, кстати, вчера ВК девочка написала, моя, из отряда:laugh: Прямо вовремя их вспомнила. Или они меня.

URL
   

Дневничок Вредного Ангела

главная